Авиация Общего Назначения

20 марта 2015 года - 60 лет редактору журнала "Крылья Родины" Толстикову Владимиру Ивановичу!

В ЖАНРЕ ЭССЕ

На крыльях вдохновения

Окружающий мир человек начинает постигать с первых мгновений жизни. Сначала - на уровне рефлексов. Любой внешний штрих: улыбка, взгляд, тональность слова, жесты не остаются без ответной реакции ребенка. Взрослые, наряду с умилением и восхищением от первых «достижений» малыша, с нетерпением ждут от него и самое первое слово, которое он произнесет: то ли это будет «папа», то ли «мама». Для кого-то, все это незначащие мелочи, а для ребенка знаковые события. Еще Сократ говорил, что хорошее начало не мелочь, хоть начинается с мелочи.

Как важно, чтобы с каждым жизненным витком глобальное мышление не оттесняло так называемые мелочи жизни, которые по внешним очертаниям не столь заметны. Только с годами осознаем, что именно из этих незаметных мелочей и состоит настоящая жизнь.

Мгновение – необходимый элемент целого, глобального. Без его учета конечная цель станет недостижимой. Это не мелочи, которые можно проигнорировать. По степени значимости они ни с чем несравнимы.

Держать руку на пульсе – значит, не терять с поля зрения мелочи жизни, постоянно наполняя их любовью, заботой, добром. Тогда и любая высота, даже заоблачная, станет достижимой.

Жизненные мелочи – не хаотичное нагромождение. Это своеобразная подсказка, в каком направлении двигаться. Они непременно выстраиваются в логичную цепь событий, формирующих жизненную стезю и личность человека.

Владимир Иванович Толстиков о «жизненных мелочах» и «крыльях» вдохновения впервые поделился, оказавшись в творческом журналистском коллективе журнала «Крылья Родины». Каждая мелочь в отдельности по его утверждению, сродни пазлу, еще ни о чем не говорит. С годами же из этих мелочей уже складывается осмысленная жизненная картина. Кого-то она может радовать, кого-то – нет. Все пазлы-мелочи вспомнить нет возможности. А вот некоторые из них запомнились. Их оказалось достаточно, чтобы можно было увидеть процесс создания жизненного полотна.

Владимир Иванович и сейчас в деталях помнит, как в четвертом классе, придя домой после школы, родителям прямо с порога заявил: «Когда вырасту, стану учителем истории!» Увы, порыв ребенка тогда не был поддержан. Мол, в таком возрасте он не может знать, кем станет во взрослой жизни. Им было невдомек, что из уст ребенка прозвучали слова, которые спустя годы наперекор всему все же реализуются.

В старших классах Владимир был редактором школьной стенной печати. Газета по итогам конкурса непременно становилась лучшей. Директор все выпуски собирал и складывал в отдельную архивную папку. Это был благодатный период в истории СССР, получивший название «шестидесятников». И увлечение школьной журналистикой не получило должной поддержки со стороны родителей, так как воспринималось ими исключительно «чем бы дите ни тешилось».

После окончания школы выбор будущей профессии сделан так и не был. Нравилось все и, одновременно, ничего. Поэтому сдавал документы для поступления в совершенно разные учебные заведения, готовивших офицеров ВМФ, металлургов, железнодорожников, строителей, юристов… Экзамены сдавал успешно. Правда, для поступления необходимого количества баллов не набирал. В итоге, трудовую деятельность начал… токарем. На предприятии возглавил редколлегию заводской газеты. Загорелся. Понравилось.

На срочной службе был связистом. В совершенстве овладел слепым методом печати текста. На корабле редактировал БОЕВОЙ ЛИСТОК. Писал статьи и в союзные издания. Однако ответы оттуда были неутешительные, мол, журналистика не для него.

После срочной службы вернулся на родной завод. Через полгода комитет комсомола предприятия принимает неожиданное решение: рекомендовать В.Толстикова на учебу в педагогический ВУЗ. Сразу ему вспомнилась фраза, сказанная в раннем детстве родителям.

Поехал на собеседование. На исторический факультет не взяли, так как не был членом партии. (В те годы были именно такие неписаные правила приема абитуриентов на истфак). Что делать? Не уходить же ни с чем. Внимание привлек филологический факультет: уж очень звучным у него было название. Решил попробовать.

Очень хорошо, что о привлекшем факультете Владимир Иванович не имел ни малейшего представления. По его признанию, он бы тогда однозначно отказался бы туда поступать. Основание? Там же практически не было ребят. Настоящее женское царство! В последний момент, когда стало очевидным, куда он может попасть, попытался ретироваться. Но его намерение было предотвращено грозной фразой декана факультета, перекрывшего все пути к отступлению: «Вы зачислены без собеседования!» Вот, те на! Родителям сообщил о свершившемся факте. На удивление, они его поддержали.

Учеба на нулевом курсе и журналистика реально объединились в единое целое. С одной стороны – постижение азов филологии, с другой – работа заместителем главного редактора в институтской многотиражке «Педагог».

Умение замечать детали (почитай, мелочи) в человеке, психологические способности у Владимира Ивановича наиболее ярко развились под воздействием педагогических практик: сначала вожатым в пионерском лагере, потом в качестве преподавателя-практиканта в старших классах.

25 лет работы в школе пролетели как один день. Они вместили в себе столько «мелочей», что перечислению не поддаются. Вот только некоторые из них. Был в числе первых, кому доверили читать в школе экспериментальный курс «Этика и психология семейной жизни». Творчество М.Ю.Лермонтова преподавал по авторской программе. Неординарность проявлял всегда и во всем: будучи классным руководителем, завучем, методистом областного института усовершенствования учителей.

Годы педагогической деятельности были неразрывно связаны с журналистикой. Вел детские и подростковые страницы «Всячинка», «ПодРОСТОК» в областных газетах. Рубрики пользовались неизменным успехом у читательской аудитории.

В 90-е годы решил освоить целинное пространство школьной журналистики. Этот замысел возник у него с «легкой» подачи его дочери Александры. В классическом лицее, куда Владимир Иванович обратился со своим предложением, идею горячо поддержали. Начинать пришлось с чистого листа. Владимир Иванович разработал учебную программу, написал и издал учебник практической журналистики. Предмет сначала имел статус факультатива. Через год - стал предметом по выбору. Желающих было столько, что пришлось проводить конкурс.

В лицее выпускали «Лицейскую газету», литературный альманах, индивидуальные сборники стихов и прозы. Очень быстро школьная журналистика вышла за пределы классического лицея. Этот опыт буквально на глазах распространился на многие школы города и области. Стали проводиться всевозможные конкурсы. Лицеисты на них непременно становились победителями и призерами.

И вот наступил тот рубеж, когда все, к чему стремился Владимир Иванович в сфере образования – по его мнению, им было достигнуто. «Лицейская газета» с первой попытки стала дипломантом всероссийского конкурса школьной прессы. Сам Владимир Иванович досрочно стал учителем методистом, соавтором учебника по психологии (соционике) «Природа собственного «Я», выдержавшей два издания, автором книги «Глоток себя». На очереди психологическое эссе о семейных отношениях «На небесах». Кто-то, возможно, и поумерил бы свой пыл. Но это не в правилах Владимира Ивановича. Как он сам признавался, на внутреннем уровне почувствовал, что для дальнейшего творческого роста необходимы новые просторы. И сил для этого было более, чем достаточно. Поэтому школьное журналистское наследие передал в надежные руки, дочери Александре, к тому времени ставшей преподавателем информатики. Ну, а мечта взлететь в бескрайнее творческое журналистское пространство вскоре реализовалось.

Опять же, как кто-то бы сказал, что чисто случайно, трудовую деятельность Владимир Иванович продолжил ответственным секретарем в заводской многотиражке «Мотор Сич». Кстати, педагогический опыт и в производственной сфере оказался очень к месту. Владимир Иванович сугубо технические темы научился облекать в «человеческую» одежку. Такой приемвызывал живой отклик у читательской аудитории.

И его сын Андрей после окончания академии свою трудовую деятельность начал инженером-конструктором на «Мотор Сичи». Так, в жизнь Владимира Ивановича гармонично вошла совершенно новая тема, тема авиации.

Авиационная тематика была не единственной, где шлифовалось его журналистское перо. Владимир Иванович руководил поэтическим клубом «Слово». Организовывал всевозможные конкурсы среди творческой заводской молодежи в области поэзии, прозы, живописи, музыки. Провел международную соционическую конференцию. В заводской многотиражке стал вести новые рубрики: «Неизвестное об известном», «Фото-факт», «Взгляд изнутри» и др. Лучшие его статьи публиковались в журнале «Мотор Сич» Московского представительства.

Жизнь на месте не стоит. Так сложились обстоятельства, что в дальнейшем Владимиру Ивановичу пришлось бросить якорь в столице бывшего Союза, а ныне Российской Федерации городе-герое Москве. В новой творческой среде его журналистский опыт оказался более, чем востребованным. Кто бы мог подумать, что его крылья вдохновения приведут в журнал с крылатым названием «Крылья Родины»? Но именно так все и произошло. Все составляющие его творческого механизма заработали на редкость слаженно и гармонично. В очередной раз приходится констатировать азбучную истину: (об этом говорил еще Микеланджело) Совершенство складывается из мелочей. Хотя, если пронаблюдать, к каким серьезным последствиям они приводят, можно сделать окончательный вывод: в жизни мелочей не бывает.

Педагогический и журналистский опыт, знакомство с авиацией и людьми, работающими в этой сфере, поддержка коллег и многие другие звенья в этой цепи оказались теми кирпичиками, благодаря которым Владимир Иванович успешно реализовывает свой творческий потенциал в журнале «Крылья Родины». Приятно осознавать, что 60 лет для В.Толстикова – не повод для традиционного подведения итогов, а основание для серьезной работы на пути реализации новых творческих вершин. Пусть именно так и будет! С днем рождения, Владимир Иванович! Крепкого здоровья и успехов во всем!

Поделиться
с друзьям