Авиация Общего Назначения

А.Ю. Николаев, обозреватель. Аэродром "Шевлино" для самолетчиков и планеристов

В воскресенье 21 сентября по приглашению Президента федерации планерного спорта России Сергея Рябчинского посетил прибрежный истринский аэродром "Шевлино". Там в ясную погоду были полеты планеристов и самолетчиков, которые использовали последние ясные деньки осени для своих плановых и внеплановых полетов или перелетов. Атмосфера была спокойна, хоть и дул порывистый "боковик" над грунтовой полосой. Начинающие планеристы готовились выполнить серию учебных полетов по кругу или в пилотажную зону, а иногда без восходящих термиков погода соответствовала идеалу начинающего планериста. Уже два дня подряд стояли ясные солнечные дни "бабьего лета" и это тоже сыграло свою роль.

С утра на аэродроме кипела жизнь "выходного дня", когда владельцы или авиационные фанаты спешат сделать два, а иногда и три "полётика" подряд или так называемый "взлет конвейером". Осенние подмосковные красоты лесов, полей и водной глади водохранилища завораживают и дают заряд бодрости и позитива на несколько недель вперед. Особенно по возвращению в серую и хмурую холодную столицу, где это заметно и ощутимо особенно после ежегодного летнего отпуска.

Сергей Рябчинский подъехал к планерной стоянке и за несколько минут организовал полеты легендарных учебно-тренировочных двухместных планеров "Бланик". Этот тип планера настолько распространен по всему миру, что если где-то есть планерный клуб, то скорее всего там есть и "Бланик". Все планеристы на бывшей территории СССР с 60-х годов и по сей день летают или летали на этом планере. Некоторые планеры были восстановлены после поиска и транспортировки с заброшенных аэродромных свалок и после заботливого ремонта, окрашенные и залатанные, пущены в процесс обучения.

На летном поле встретил Стаса Муртузалиева, выпускника 1992 года Качинского училища военных летчиков, он готовился испытать свой первый планерный полёт с инструктором Сергеем Рябчинским. Из разговора с ним стало понятно, что с развалом СССР многие планерные клубы прекратили своё существование и полетать на планере стало неким экстремальным, экзотическим удовольствием. Пока мы общались, на исполнительный старт вырулило несколько разнотипных частных самолетов и они один за другим взлетели. Небо над полосой гудело звуками моторов и воздушных винтов, которые резали своими лопастями воздух. На недавнем прошедшем "Аэрофестивале" ФЛА, на подмосковном аэродроме "Северка" такой насыщенной разнотипными летательными аппаратами воздушной обстановки там не было.

Мне повезло, скоро мы собрались в полет. После короткого инструктажа мы с Сергеем надели комфортные спасательные парашюты и установили планер на взлётный курс. Сбоку проворно подошёл самолёт буксировщик планеров "Вильга", который быстро закинул нас на высоту 750 метров по баровысотомеру. Взлёт был такой быстрый, что я не успел его как следует отснять на свой маленький фотоаппарат. Два стандартных разворота на 90 градусов и мы в пилотажной зоне с последующей отцепкой от троса самолета-буксировщика по бортам, которого уже с утра красовалась авиационная наклейка журнала "Крылья Родины". Свободный полет планера до посадки продолжался несколько минут, за это время по вариометру пытались поймать любой восходящий поток и сделать спираль с разворотом в сторону ВПП. Главное при полете на планере помнить и знать, где расположен аэродром. Контролировать свое положение в районе полетов и попутно искать потоки для набора высоты, следя за воздушной обстановкой и скоростью планирования. В ясные и морозные дни с высоты круга на востоке можно заметить очертания столицы. Косо пройдя над взлетной полосой на высоте 300 метров начали строить посадку. И вот после разворота посадка и касание на одно единственное колесо по-планерному. Так и хотелось вначале посадочного маневра выпустить не убирающеюся в полете планерные шасси. После короткого пробега планер встал и завалился на правую плоскость. Теперь надо быстро покинуть планер и экипажу необходимо дружно откатить "птичку" освободив полосу.

После полета на планере понимаешь, какие чувства испытывали наши прославленные авиаконструкторы и почему им удалась карьера творцов техники и где была выработана воля завершить свои амбициозные и прорывные проекты. Без этой энергетики, полученной в планеризме и авиации, были бы не возможны их рекорды и достижения в авиации и в космонавтике. 
Поделиться
с друзьям