Авиация Общего Назначения

МЕЧТА, ОКРЫЛЁННАЯ ВОЛЕЙ

Валентина Николаевна Дрокина, четырежды абсолютная чемпионка СССР, 10-кратная чемпионка России, Заслуженный мастер спорта России по самолётному спорту.

1.jpg

Наша справка

ДРОКИНА Валентина Николаевна родилась 25 августа1954 года в г. Ельце Липецкой области. В 1976 году окончила Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии. С 1979 года член сборной команды СССР, с 1992 года член сборной команды России по самолётному спорту. Освоила 18 типов летательных аппаратов. Имеет общий налёт 4500 часов. Мастер спорта СССР международного класса по самолётному спорту (1985 г.).Награждена Орденом Дружбы (1997г.). Заслуженный мастер спорта России по самолётному спорту (2002г.).

Судья Международной категории по самолётному спорту (2002г.).

Заслуженный работник физической культуры РФ (2003г.).

Вот уже много лет бережно храню уникальную фотографию, где я (вторая справа) в окружении трёх легендарных лётчиц Героев Советского Союза Анны Егоровой, Тамары Константиновой и Марии Смирновой. История снимка такова.

2.jpg

1984 год. В Калинине (ныне Твери) по случаю 50-летия местного аэроклуба ДОСААФ состоялся грандиозный воздушный праздник. Я принимала в нём участие в качестве одного из наиболее активных действующих лиц. Мало того, вымолила у начальства разрешение во время показательных выступлений выполнить фигуры высшего пилотажа «чуть-чуть пониже». Получив «добро», не смогла удержаться и увлеклась настолько, что – где наша не пропадала! – отвела душу и при выполнении фигур то и дело снижалась ниже дозволенного: что-то из серии «не пытайтесь повторить это дома». Риск, конечно, был. Тем более в тот день летала я на довольно тяжёлом учебно-тренировочном самолёте Як-52.

При выполнении на высоте ниже 50 метров даже такой ставшей уже обыденной фигуры, как петля Нестерова, земля начинает нестись на тебя столь стремительно, что, кажется, вот-вот врежешься. Адреналина при этом – через край. Что-то похожее вместе с тобой испытывают и болеющие за тебя зрители. Вот и стараешься для них. И для себя тоже.

…После приземления заруливаю на стоянку, мысленно готовясь к «разбору полётов» за лихачество… Каково же было моё изумление, когда вместо ожидаемого начальства к самолёту подходят три улыбающиеся женщины с Золотыми Звёздами Героев Советского Союза на груди, наши прославленные тверичанки Анна Егорова, Тамара Константинова и Мария Смирнова. Все трое воспитанницы нашего Калининского аэроклуба, откуда, став лётчиками-инструкторами, добровольцами ушли на фронт.

Так я оказалась в окружении живых легенд. Смотрела на них, слушала и слушала, не пропуская ни единого слова. Они вспоминали аэроклуб, войну и по-хорошему завидовали мне, молодой лётчице-спортсменке, удивившей даже их лихостью и у которой, как сказали, всё впереди.

- А на войне, Валя, мы летали ещё ниже, чем ты сегодня, - с чуть заметной иронией – знай, мол, наших - отозвалась о моём выступлении на празднике Мария Васильевна Смирнова (на снимке она крайняя справа). - На своих По-2 при бомбёжке или обстреле мы часто шли в метре-двух от земли, чтобы, если вдруг подобьют, суметь посадить самолёт и успеть от него отбежать.

Стелющиеся над землёй, к тому же летающие в тёмное время суток, «небесные тихоходы» По-2 были практически неуязвимы для высокоскоростных истребителей противника. Недаром за каждый сбитый «русфанер» лётчику Люфтваффе полагался серебряный Рыцарский крест и двойной оклад.

Говорят, у войны не женское лицо, с чем, впрочем, не поспоришь. Но для моих собеседниц в небе войны не существовало разделения на сильный и слабый пол. Если и было оно, то только на своих и врагов.

Редко кто из мужчин прошёл те огни и воды, что выпали на долю Анны Егоровой (на снимке она слева). Прежде чем добиться в 1942 году перевода в штурмовую авиацию, она успела в отдельной эскадрилье связи совершить 236 боевых вылетов на По-2 и получить орден Красного Знамени.

Единственная в 805-м штурмовом авиационном полку женщина-пилот, она выросла до штурмана полка и возглавила первый в штурмовой авиации женский экипаж Ил-2. 22 августа 1944 года «летающий танк» Анны Егоровой был подбит. Воздушный стрелок Евдокия Назаркина погибла. А сама Егорова, тяжелораненая, «с ожогами до костей», без сознания попала в плен. Лишь в январе1945-го её вызволили из фашистской неволи танкисты 5-й ударной армии.

В 1961 году о Егоровой в очерке «Егорушка» рассказала «Литературная газета». В 1965-м, с третьей попытки, наконец-то было реализовано представление к присвоению ей звания Героя Советского Союза, отправленное ещё во время войны, но которому из-за пленения лётчицы не дали ходу. Известно, как тогда относились к тем, кто оказался в плену.

Имена Героев Советского Союза Космодемьянских – сестры и брата Зои и Александра – известны, пожалуй, каждому. Но мало кто знает, что у нас в стране были ещё одни звёздные сестра и брат. Это уроженцы тверской земли Тамара и Владимир Константиновы, лётчики, Герои Советского Союза.

Первый бой лётчик-инструктор Калининского аэроклуба Тамара Константинова провела весной 1944 года на штурмовике Ил-2, мстя за погибшего мужа лётчика Василия Лазорева. Вскоре она становится заместителем командира, затем штурманом эскадрильи. На её счету 66 боевых вылетов. И каких! Только в одном из них в Восточной Пруссии она 12 раз штурмовала огневые позиции и оборонительные сооружения противника. 29 июня 1945 года ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

Калининский аэроклуб определил судьбу и третьей моей собеседницыМарии Смирновой. Командир эскадрильи 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка гвардии капитан Смирнова к августу 1944 года совершила 805 ночных боевых вылетов на бомбардировку войск противника, нанеся врагу значительный урон. Из 25 тысяч боевых вылетов полка на долю эскадрильи Смирновой приходится 10 тысяч вылетов, а сама она 940 раз поднималась в ночь на выполнение боевых заданий. Подвиг Марии Смирновой получил высокую оценку Родины - 26 октября1944 года ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

Сегодня этих замечательных женщин уже нет с нами, но для меня они так и остаются светочами-маяками на жизненном пути. Тогда, в 1984-м, они встретились со своей юностью, а я прикоснулась к их подвигу. Меня, помню, удивило, с каким интересом они расспрашивали о технике выполнения фигур высшего пилотажа. Ведь на войне им не приходилось «вытворять» то, что делала я. Там к воздушной акробатике подходили прагматично: выполнялись те фигуры высшего пилотажа, применение которых приводило к поражению противника.

Для наглядности я взяла держатель с изображением комплекса фигур и стала объяснять. Этот момент как раз и запечатлён на снимке. Лётчицы былинастолько растроганы, что то ли у кого-то одной из них, то ли у всех разом вырвалось: «Валя, мы видим в тебе своё продолжение».

Это их напутствие я восприняла как наказ. Сейчас по прошествии стольких лет я понимаю, что именно в тот день и час состоялась передача победной эстафеты лётчицами старшего поколения мне, их смене. И, видимо, не случайно именно в 1984 году мой путь в спортивной авиации вступил в победно-чемпионский этап.

А начиналось всё, можно сказать, с детства. В школьные каникулы я обычно уезжала к бабушке в деревню, на родину моих родителей. И не столько из-за парного молока, сколько из-за самолётов, уже тогда вскруживших мою голову. Бабушкина деревня находилась рядом состарейшим в стране Липецким авиационным центром. Там исстари повелось, что ребята чуть ли не через одного, если позволяло здоровье, шли в лётчики.Так друзья юности моей мамы и её родственники тоже летали в войну. Один из них – Лукин Василий Петрович стал Героем Советского Союза.

Заболев авиацией, в 9-м классе я выполнила первый прыжок с парашютом: на лётное отделение в аэроклубе, порог которого я переступила в 14 лет, меня не приняли по возрасту. Прыгать мне нравилось. За свою жизнь в парашютном спорте я выполнила 180 прыжков и, будучи студенткой, на военной кафедре вела парашютную секцию. Но видела я себя только лётчицей.

Кстати, в Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии я поступила, втайне надеясь, что смогу вести аэрофотосъёмку, занимая пилотское кресло. Расчёт оправдался лишь отчасти. В Москве меня приняли на лётное отделение Центрального аэроклуба, и в 1973 году я впервые с инструктором поднялась в небо на Як-18А. А вот в Казахстане, куда спустя три года приехала по распределению по окончании института, к полётам по работеменя не допустили, хотя к тому времени я летала уже профессионально. Ну не дискриминация ли?

Зато в самолётном спорте передо мной открылись широкие дороги именно в Казахстане, где я стала выступать за сборную республики, выполнила норму мастера спорта СССР, а в 1979г. вошла в состав сборной команды Союза. В мае перевелась в Калинин, чтобы быть поближе к тренировочной базенашей сборной команды страны.

Начиная с 1984 года, я четыре раза подряд становилась абсолютной чемпионкой СССР. В 1986 году был учреждён Кубок имени Марины Расковой, который вручали абсолютной чемпионке СССР среди женщин. Горжусь, что стала первой обладательницей этого почётного приза.

Дрокина В.Н..jpg

В то время в чемпионатах страны участвовало до 30 лётчиц. И все высочайшего класса. Вот это была конкуренция. Популяризации самолётного спорта способствовало и то, что соревнования проходили каждый год в разных городах: Брянск, Ташкент, Краснодар, Вильнюс…

4.gif

Но времена меняются. И хотя я 10 раз становилась чемпионкой России, радость побед омрачалась тем, что всё меньше женщин занимается высшим пилотажем. И не только у нас, но и в мире. Сегодня, согласно новым правилам, даже на мировом чемпионате достаточно участия в нём пяти лётчиц из трёх стран, чтобы победительницу соревнований объявить чемпионкой мира.

я в Су-31м, 2004, Дракино.jpg

Во Всероссийских соревнованиях лётчицы-спортсменки ещё участвуют и даже побеждают своих извечных соперников – мужчин. Так,пару лет назад, москвичка Мария Кулешова стала призёром в Первой лиге. А в Третьей лиге другая москвичка Юлия Рогозина стала чемпионом в одном зачёте с мужчинами.

Безобразов Д.Ю. с Дрокиной В.Н..jpg

В минувшем году на чемпионате России так же москвичка Наталия Попова боролась так же с мужчинами за титул чемпионки в Первой лиге. Так держать! А ну–кА, девушки!         

Поделиться
с друзьям