Авиация и власть

Владимирская область в истории, развитии авиации, космонавтики, ракетно-стрелкового вооружения и бронепоездов

Игорь Годьдин

ПОСВЯЩАЕТСЯ 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ 1945-2015

Владимирская область в истории, развитии авиации, космонавтики, ракетно-стрелкового вооружения и бронепоездов.

Игорь Гольдин, кандидат технических наук, специалист по системам управления летательными аппаратами, ранее был автором газет «Красная Звезда», «Известия», «Гудок» и др., а также руководителем туристских поездов (жил и работал до института в городе Коврове).

При написании частично использованы материалы сайта: www.vgv/avo/ru/5/1/ abarinov.

Автор благодарит Д.Соболева, руководителя группы Истории авиации ( Институт истории естествознания и техники им. С.Вавилова Российской академии наук) за просмотр материала и рекомендацию к печати.

Владимирская земля – колыбель, школа авиации, космонавтики, ракетно-стрелкового оружия и бронепоездов. А также база для развития их единой основы - математики..

…Еще пару - другую лет назад я бы не заявил об этом столь уверенно. Но, когда запросив, получил список студентов МАИ (Московского авиационного института), то сомнений не осталось: их было больше сотни и в этом количестве земляки поднялись выше других областей. Причина первенства?! Согласитесь – ведь все эти ребята из области романтиков! И буквально! И тем более образно!

Подъем в небо наших земляков начнем с обратного, с погружения в недра истории нашего края. И узнаем, что из глубин шести веков взмывает к солнцу ковер - самолет, «управляемый» нашим хватким воином - земляком князем Андреем Федоровичем из владимирского княжеского рода Стародубских. Часто слышишь, «как Мамай прошел», т.е. все исчезло, прахом ушло. Но у того же правителя Золотой орды Мамая в ханском шатре на Куликовом поле (1380) бесследно исчез самый дорогой ковер. «Он что? Испарился?!» - видимо в гневе произнес Мамай. «Не иначе как», - оправдывались, трепеща, преданные охранники. И в доказательство обратились к небесам – только так, хоть как-то объяснялось земное чудо в исполнении князя Андрея, за что прозвал его Великий князь Дмитрий Иванович Донской Ковром, тут же наделив за смелость и удачу богатыми на зайцев и грибы угодьями в районе Клязьменского городка.

В этой, настоянной на реальных крепких фактах, легенде «парящего» ковра нашла людей фантастической прозы вовсе не «парящая в небесах», а крайне серьезная женщина, профессор, доктор наук Н. Арбузова. Для чего она по земле проехала в электричках по маршруту «Москва – Петушки – Владимир - Ковров».

Воспоминаниями о первых покорителях неба были наполнены и всероссийские суздальские соревнования по воздухоплаванию, где хозяева, принимая «воздушных» гостей, провозглашали тост за своего земляка Н.Е. Жуковского – того самого «отца русской авиации», который был родом из села Орехово (1847). Он был учеником знаменитого физика и тоже нашего земляка, уроженца Владимира (1839) А. Столетова, ставшего не только «отцом» «отца русской авиации», но и «отцом» «отца космонавтки», о чем ниже.

Здесь стоит «приземлиться» в аудиториях МАИ - своего рода владимирской «поляночке», на которой А. Фатьянов – автор «Солнечной поляночки» писал, что «первым делом самолеты, ну а девушки – потом». А как быть с девушками - землячками, студентками МАИ. Такими, например, как Полина Раскова?! Получается – парни потом? Видимо. Но лучше спросить…

И снова о «первом деле». Больше дела всей жизни, стала авиация для Н. Каманина (1908, Меленки), одного из самых первых Героев Советского Союза, спасавшего челюскинцев, и для другого владимирца - Героя Социалистического труда А. Микулина (1895), изобретателя двигателя для штурмовика ИЛ - 2, летающего «танка» времен Великой Отечественной войны. (На штурмовиках ИЛ-2 воевал и ковровчанин - Герой Советского Союза И. Першутов).

А кто, вернее, что придавало силы «танкам» и танкам? Топливо! Если бензин и керосин – единокровные братья, то «кровь» эта – нефть, дело рук, а потом и ума И. Губкина (село Поздняково, Муромский р-н), академика, основателя большой нефтегазовой школы ученых и исследователей. Это его имя носит в Москве Институт нефти и газа, это его имя значится в дипломах тысяч и тысяч выпускников, в том числе и тех иностранцев, что по учению Губкина добывают газ и «черное золото» в Африке и на других континентах.

...Гастелло! Гастелло… Словно очередью авиационного пулемета «выстреливаются» буквы в слова, фразы, рассказы и повести хорошо знакомые нам с детства. Владимирец, капитан Николай Гастелло в самые первые дни Великой Отечественной войны геройски погиб, направив свой подбитый самолет в скопление танков противника (1941).

К слову об «авиационном пулемете». С ним неразрывно связан город Ковров. Здесь было освоено производство этого вида оружия. Ковровская земля принесла успех и славу дважды Герою Социалистического труда А. Нудельману, его пулеметами и пушками (совместно с А. Сурановым и А. Рихтером) были оснащены самолеты Яковлева, Лавочкина и других конструкторов. Из родных ковровских пулеметов и пушек сбивали вражеские самолеты летчики – наши земляки, среди них много и тех, кто удостоился высшего звания Родины.

Воевал в небесах впоследствии и Народный артист России В. Кашпур (1926), артист знаменитого театра МХАТ. Есть у нас и тот человек большого риска, кто давал «путевку» в небо самолетам, делая их послушными. И имя у него соответствующее – Авиард. Авиард Фастовец (1937), летчик – испытатель, Герой Советского Союза.

Как пишет местный краевед Э. Фролова, под Ковровом базировался аэродром тяжелых бомбардировщиков (у деревни Крячково). С осени 1941 года на этом аэродроме авиации дальнего действия служили первые Герои Советского Союза полярники: А. Беляков, М.. Громов, А. Алексеев, Г. Байдуков. С ковровской земли советские «летающие крепости» Пе-8 били по занятыми немцами железнодорожным узлам Смоленска, Витебска, Орши, Минска и Любани, залетая бомбить глубокие тылы фашистской Германии до Берлина. В апреле 1942 года самолеты 432-го авиаполка совершили полет в Англию, а в мае доставили в Вашингтон на переговоры с президентом США Ф. Рузвельтом наркома В. Молотова.

Хочу верить, что историки нашего края непременно «раскопают» историю имени Авиард. Полагаю, родители так нарекли малыша, мечтая о его возвышенном пути в этой жизни. Что и сбылось!

Другой наш земляк, боевой летчик И. Якунин (Меленки) тоже видимо мечтал о небесном пути сына. И имя малышу дали родное! Так появился на свет будущий авиационный инженер Владимир Якунин. В том, что он ныне руководитель Российских железных дорог (РЖД), есть и владимирская железная символика. В Коврове ровно полтора века назад появились первые в России железнодорожные мастерские (в их честь в Москве на Таганке есть Ковров переулок), в мастерских - родился и первый в России железнодорожный вагон, на основе которого потом будут сделаны платформы для перевозки самолетов (со сложенными на время крыльями). Ковров также стал истоком первого в России бронепоезда с установленными на нём пушками, включая зенитные. Как и военно - санитарного поезда. К слову стрелковое и ракетное оружие стали изготавливать потомки тех железнодорожных «ковровчан», составив рабочий костяк местных оружейных заводов, о чем ниже. Примечательно, что сами-то корни первых ковровских железнодорожников из Брянска, города, который в дальнейшем, с начала Великой Отечественной войны направил в Ковров работников оборонных заводов.

Вспомним слова о развитии авиации, военной техники и о Великой Победе легендарного диктора Ю. Левитана. Разве можно забыть его «Говорит Москва, работают все радиостанции Советского Союза», а затем в пятидесятые «и центральное телевидение». Его, владимирца от рождения, интонация, тембр, уверенность, оптимизм вселяли веру в Победу, заряжали энергией воинов и тех, кто ковал в тылу оружие Победы. А вот иных несказанно раздражал его голос, приводя в исступление, ярость, подавленность. Не случайно говорят, что Гитлер мечтал получить в свои руки одним из самых первых «трофеев» после взятия Москвы - Ю. Левитана. Только руки фюрера оказались коротки.

…В послевоенные годы с владимирских «семейных» аэродромов вылетели в большое небо выдающиеся авиаторы, ученые и конструкторы. Среди них генерал - полковник, начальник главного штаба ВВС А. Малюков; начальник академии им. Ю. Гагарина, генерал-полковник ВВС А. Барсуков; генерал - лейтенанты авиации Г. Лаптев и Е. Кашицын. Много сил и знаний вложил в подготовку руководителей авиации и космонавтики тоже наш земляк, генерал-полковник авиации, В. Барынькин, возглавляющий учёный совет Академии генерального штаба.

И ещё одно ИМЯ! Имя в названии одной из владимирских улиц почётного гражданина Владимира Н. Соколова – Соколёнка, который был заместителем командующего ВВС Советской Армии, с 1942 года Начальником Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Жуковского.

Другой наш земляк с романтическим отчеством, любитель загадочных горных вершин и лыж, пришел на смену мэтрам самолетостроения и возглавил легендарное КБ Микояна и Гуревича. Причем стал не просто столоначальником, а как человек от земли самым настоящим «пахарем» неба. Из его рук вылетел в небо СССР и других стран мира МИГ - 29, а также и другие машины. Поэтому и снискал уважение и славу Ростислав Апполонович Беляков, генеральный конструктор, дважды Герой Социалистического труда.

А завершить страницу обоснования колыбельной роли малой родины в становлении и развитии авиации нашей Родины, я думаю, есть все основания по заслугам. Бурно! То есть «Бураном», который, словно Икар, олицетворяющий и человека и птицу, аналогично являет собой и самолет, и космический корабль. Этот аэрокосмический аппарат рожден в научном центре «Технология», где правит «бал» владимирец, он же В. Викулин (Суздаль, село Менчаково, 1947), генеральный директор. А «бал» потому, что здесь же гордость Родины и краса дизайнерского почерка, статные, словно березы, ракеты С - 300 и С - 400, хорошо знакомые нам по парадам на главной площади страны.

Вот так бурно перехожу я к обоснованию колыбельной сути Владимирской области в развитии космонавтики. Конечно, предвижу хор реплик. Какой же К. Циолковский – отец космонавтики, владимирец?! Калужанин он! Совершенно верно! Но кто сделал из простого незаметного учителя того самого К. Циолковского с большой буквы. Как я отметил выше – А. Столетов! Наш земляк! Гениальный физик! Плюс тонкий лирик! С душой вместившей владимирские напевы.

Во время работы над своим проектом к К. Циолковскому приехал П. Голубицкий, изобретатель в области телефонии. Он агитировал К. Циолковского поехать с ним в Москву, к знаменитой Софье Ковалевской, прибывшей ненадолго из Стокгольма. Но Циолковский не решился: «Мое убожество и происходящая от этого дикость помешали мне в этом. Я не поехал. Может быть, это к лучшему». Так он считал, верил, ибо К. Циолковский воспользовался другим предложением П. Голубицкого – написал письмо в Москву, профессору Московского университета А. Столетову, и рассказал о своем дирижабле. А. Столетов ответил предложением выступить в московском Политехническом музее, на одном из заседаний Физического отделения Общества любителей естествознания.

Так в 1887 году К.Циолковский приехал в Москву с докладом «О возможности постройки металлического аэростата, способного изменять свой объем и даже складываться в плоскость». Читать сам доклад не пришлось, только объяснить основные положения. По совету А. Столетова Константин Эдуардович передал рукопись доклада нашему земляку Н. Жуковскому.

К. Циолковский пишет работу «К вопросу о летании посредством крыльев». Выдержка из этой рукописи, опубликованная при содействии А. Столетова в трудах Общества любителей естествознания в 1891 году, явилась первой напечатанной работой К. Циолковского. И тем самым путевкой владимирца А. Столетова в большую науку калужанину К. Циолковскому.

Мало того, А. Столетов познакомил К. Циолковского со своим учеником и земляком Николаем Жуковским, который помог К. Циолковскому заниматься механикой управляемого полета, как основой проекта управляемого аэростата. Так К. Циолковский назвал дирижабль, поскольку само это слово в то время еще не придумали. К. Циолковский первым предложил идею цельнометаллического дирижабля, и построил его работающую модель. При этом ученый создал и прибор для автоматического управления полетом дирижабля, а также схему регулирования его подъемной силы. И добиться, как видим при активном содействии А. Столетова и Н. Жуковского, выдающихся результатов.

Кем после этого можно назвать А. Столетова?! Разве не праотцом космонавтики, «крестным отцом» К. Циолковского. Думаю, согласитесь, все справедливо. Ну, а мы поедем, или полетим, в обосновании космической колыбели дальше.

Мы помним улыбку Ю. Гагарина, его первый полет человека в космос, его неподдельную благодарность создателям космической техники. Потом будут досконально изучать траекторию гагаринского полета. И первым ее толкователем, её расчетчиком станет ковровчанин, офицер И. Яцунский, друг и соратник С. Королева, удостоенный в те годы самой почетной премии – Ленинской.

Но ведь дорогу Ю. Гагарину прокладывал наш первый спутник. А его ведущий создатель тоже наш земляк М. Тихонравов (1900-1974), дважды Герой Социалистического труда. Наша область является и родиной (1894, село Аньково) одного из теоретиков и создателей космонавтики: имя академика, Героя Социалистического труда А. Благонравова носит институт машиноведения Российской академии наук.

А сколько еще владимирских имен в космической отрасли! Космонавт В. Комаров, генерал Н. Каманин – руководитель подготовки космонавтов! Да тот самый, спасавший челюскинцев, а потом в годы войны командовавший авиационным корпусом. Ему был открыт памятник на Поклонной горе, с участием в торжествах и членов Владимирского землячества в Москве. Важно отметить, что первым директором этого комплекса был ковровчанин И. Кириллов, до того создававший стрелково - ракетную технику и написавший воспоминания о ковровском оружейнике В. Дегтяреве.

В команде С. Королева был и другой наш земляк (1919, деревня Таракино) К. Колесников, фронтовик, ныне академик, самый, не побоюсь сказать, яркий ученый и профессор МГТУ им. Н. Баумана. Ведь это он включен в состав ста самых выдающихся инженеров мира! На его 90 - летнем фоне юношей кажется В. Кубасов (Вязники, 1935 - 2014), трижды побывавший в космосе. Хотя и К. Колесников молодцеват, славится как заядлый парильщик. Впрочем, а кто из авиаторов и космонавтов – не парильщик?! Больше того, теннисист и парильщик В. Кубасов был одним из руководителей проекта создания баньки на космической станции «Мир».

«Ко двору» королёвского ОКБ - 1 пришёлся и владимирец Ю. Савельев, которого особо выделил С. Королёв и рекомендовал продолжать образование. Королёвское чутьё, как всегда, оказалось вещим: наш земляк защитил диссертацию в Ленинградском военмехе, а в 1987 году был избран его ректором (ныне Балтийский государственный технический университет). Сказать, что из стен этого знаменитого ВУЗа вышли сотни ракетчиков и авиаторов будет явной ошибкой: здесь уместна цифра куда с большим числом нулей!

Ну и никак не могу здесь не упомянуть легендарного летчика - испытателя В. Пугачева из Жуковского, города авиаторов, города имени нашего земляка. Когда я руководил созданием банек для снятия стресса на различных производствах, поступил заказ и от авиаторов этого подмосковного городка, причем с условием: саму баньку будет контролировать и обшивать вагонкой лично В. Пугачев – только ему доверяют люди высокого полета и такого же пара! Вспомнил и автора 100(!) мировых рекордов – лётчичу, полковника Марину Попович – члена редсовета газеты «Русская баня». Совсем недавно в телерепортаже с орбиты лучились счастьем лица космонавтов от самой высокой баньки в мире. Экскурсоводами с телекамерой выступили сами космонавты. А мы, больше других гордились этой телепередачей, ставшей возможной благодаря незаурядному таланту владимирца В. Зворыкина, «отца» всемирного телевидения, работавшего в СССР и США. А кто первым соединил эти самые крупные державы в космосе? Это был вязниковец, Дважды Герой Советского Союза, доктор технических наук В. Кубасов.

Ещё один владимирец - академик Н. Шумиловский (1897-1967), директор НИИ, крупнейший специалист в области приборостроения, измерительной техники и автоматики внёс весомый вклад в развитие авиации и космонавтики.

Предлагаю снова приземлиться. А если конкретнее – приводниться. Нет, не в спускаемом аппарате. А вместе с атомным авианесущим крейсером или в атомном подводном ракетоносце. И там, и там есть у владимирцев свой человек. И какой человек! Скромный паренек из села Ильинское. Это когда-то. А сейчас седовласый крупнейший ученый из Курчатовского научного центра, академик, Герой Социалистического труда Н. Хлопкин, один из создателей «сердец» гигантских крейсеров и субмарин – атомных реакторов.

Выше я отметил неувядающую роль бани и замечательно увядшего веника, как «генерала» в поддержании боевитости авиаторов и космонавтов. Банная тема исторически, как и тема здоровья занимала умы ученых из Военно-медицинской академии, из опыта которой сформировался Институт авиакосмической медицины. Это направление начало пестоваться в годы руководства военной медициной уроженца деревни Озерки (Ковровский район) генерал - полковника Е. Смирнова, который единственный и пока неповторимый сочетал одновременно работу руководителя (министра) гражданской и военной медицины. В воздушной, точнее воздушно-десантной медицине ярко проявил себя наш современник, муромчанин, полковник В. Белов. Куда ещё ярче! Белов стал первым из медиков, удостоенных звания Герой России. В этой связи вспоминаю, как однажды летом, в будний день вечером в госпитале им. Н. Бурденко заслушался доносившийся из окна песней нашего земляка А. Фатьянова. Как оказалось, это был День медика, единственный из профессиональных праздников, в который одновременно веселятся гражданские и военные люди в белых халатах. Песни А. Фатьянова непременно поют в День космонавтики. Наш неподражаемый поэт – вязниковец, сосед В. Кубасова, еще до рассвета космической эры предугадал освоение других планет: «до самой далекой планеты не так уж друзья далеко».

Как видим, сколь замечательные « роли» играли владимирцы в становлении и развитии космонавтики. Свою буквально роль в этом плане сыграл и владимирец А. Баталов, всем известный Народный артист СССР, профессор Института кинематографии. Его герой Гоша из фильма «Москва слезам не верит» - тот самый талант из «почтового ящика», который работал на космос и «оборонку».

За фильм «Москва слезам не верит» А. Баталов удостоен самой, что ни есть, «космической» премии, выше нет – «Оскара». Хотя при встрече с земляком он согласился, что его слезам Москва верила. Он дорожит Владимиром, хотя ребенком его покинул, а естественные безобидные детские слезы всегда трогали москвичей.

С ролями близкими двум нашим землякам успешно справился известный актер театра и кино вязниковец Ю. Цурило (1946). В ленте «Хрусталев, машину!» он сыграл роль генерала медицинской службы (у нас такой земляк – Е. Смирнов). А в фильме «В августе 44-го» - заместителя наркома Госбезопасности (у нас такой земляк – В. Пономарев, работавший заместителем Ю. Андропова). Удалось земляку и «полетать»: в фильмах «Петля Нестерова», «На крыше мира», «Седьмое небо» и др. Сегодня вязниковец Ю. Цурило служит музам в Александринском театре Питера. И все же «вселенская» популярность оказалась замешана на криминале «Бандитского Петербурга».

Вопреки привычному бравурному окончанию родной владимирской авиакосмической темы, завершу ее на печальной, но необходимой для справедливости ноте. Есть среди земляков чрезвычайно строгий по назначению генерал. Это муромчанин, военный прокурор Григорий Крошнер. Именно он осуществлял контрольный «глаз да глаз» за поведением, в общем - то не совсем безгрешных покорителей неба. И строго следил чтобы как в песне Фатьянова «первым делом самолеты, ну а девушки – потом». А лучше не потом, а никогда. Имея в виду девушек легкого поведения, которые нередко обладая подъемной силой, способны воодушевить авиаторов на «подвиги». Как тут без прокурорского профилактического ока!

А еще грустнее закончить авиакосмическую тему, но куда деться, чтобы перейти плавно в стрелково-ракетную сферу. Отметим ракеты, которые поражают воздушные цели: «земля - воздух», «воздух - воздух» или «вода - воздух». Такие ковровские изделия можно считать потомками самых первых изделий ракетной техники, которые окружали еще в годы военной службы автора «Войны и мира». Поручика артиллерии Л. Толстого военная служба свела с нашим земляком генералом от инфантерии Н. Столетовым (1834-1912), героем Шипки. И на всю дальнейшую жизнь они сохранили тёплую дружбу, до последних дней великого русского писателя, которого в 1910 году Н. Столетов провожал в последний путь...

Вернёмся в Ковров, названный, как помним, по имени лихого стародубца, нареченного Дмитрием Донским Ковром. Будь у Мамая не множество стрел, а хотя бы одна «Стрела» ковровского завода им. В. Дегтярева, не «улететь» бы тогда фантазийному «ковру - самолету». Да, здесь в Коврове истоки боевой ракетной техники, многие спецы которой «вылетели» из стрелкачей, естественно, по мере переходов КБ и заводов на производство летательных аппаратов с пороховым двигателем.

Опять же попытаюсь доказать, что владимирская земля – колыбель и школа стрелково-ракетного вооружения. Школа, ибо на одном из деревянных домиков – мемориальная доска с фамилией В. Федоров. Узнаем, что он и есть автор первого русского сочинения по автоматическому оружию (1907) и автомата (1916), впоследствии Героя Труда (1928), генерал-лейтенанта. На его трудах и «руках» выросли те, чьи имена уже не спутаешь: В. Дегтярев, Г. Шпагин, С. Симонов, М. Калашников! С каждым из них прямо связан эпитет – впервые! С конструктором В. Дегтяревым – противотанковое ружье, а с Г. Шпагиным – пистолет-пулемет, самое массовое стрелковое оружие Великой Победы. С. Симонов изобрел самозарядное противотанковое ружье и знаменитый карабин, а М. Калашников – безошибочный символ России, как баня и водка – автомат и ручной пулемет, завоевавшие (в кавычках) весь мир! А еще авиационные пулеметы и пушки не ковровчанина А. Нудельмана, но конструктора с одесским юмором и оптимизмом дневавшего и ночевавшего, как и М. Калашников, на ковровском заводе.

Все они «доки» и доктора наук в стрелковом деле, стали Героями Соцтруда, а М. Калашников и А. Нудельман – дважды.

К тому же у В. Дегтярева, как пишет упомянутый его биограф И. Кириллов, была звезда Героя под номером 2. А первая? У Сталина! Он постоянно держал руку на «пульсе» Коврова, лично общался с В.Дегтярёвым, взвалив на себя ответственность за стрелково-пушечное вооружение.

Где-то в послевоенных 50 - х годах в Коврове впервые началось освоение в производстве боевых ракет. Это был трудный период. Я на себе испытал. Родителям о себе-то некогда было подумать. Поэтому, часть домашних дел «тащил» я. Мама бегала по цеху от станка к станку с пачкой чертежей. Привычные к стволам, прикладам, затворам оружейники становились ракетчиками. Я тогда учился в Ковровском механическом техникуме и пытался заглянуть к маме в цех, где она возглавляла техническое бюро (техбюро). Но освоение ракет шло под большим «замком», как дело новаторское в стране, и соревновательное с Западом: у кого летит быстрее, точнее и «кусачее». Так шло освоение «Фаланги», «дочери» противотанкового ружья, освоение без остановки производства классического стрелкового оружия. Работая после Тульского института в КБ А. Нудельмана, мне довелось чуть пообщаться с «Фалангой», изучая и совершенствуя ее «нрав» с помощью ЭВМ, путем т.н. математического моделирования. Авторитетным знатоком ракет «земля-земля» считается и ковровец В.Шуралёв, танкист с высшим военным образованием,генерал армии.

А затем Ковров стал осваивать ракеты «земля - воздух» для борьбы с низколетящими целями, с установкой их на колесном носителе. С «колес», выражаясь языком строителей, работало и КБ А. Нудельмана. Из цеха на полигон, с испытаний – в серию. Или в дальний «угол», если не повезет.

В те годы Ковровский завод возглавлял Герой Социалистического Труда В. Бахирев (1917 - 1991), ушедший из местной деревни учиться в МГУ им. М. Ломоносова и вернувшийся на завод с дипломом математика. Человек с ясным умом, жаждой технических и литературных знаний, математик от «сохи» стал директором, а затем и министром машиностроения, оставаясь «своим» мужиком, владеющим не только ненормативной местной лексикой, но и инструментом познания человеческой души. Все это в В. Бахиреве и оценил влиятельный, начинавший со Сталиным Д. Устинов, депутат Верховного Совета России от Коврова, знавший город, его людей, поверивший в В. Бахирева.

Я знал лично В. Бахирева, жил по соседству «окна в окна», учились с его дочерью Татьяной в одной школе. Почему ее отец выбрал университетскую математику, далекую от заводских цехов? Полагаю, был у него пример. И не один, ибо владимирская земля была богата на людей с этими задатками. Школьник Слава Бахирев из деревни Дударево был наслышан от учительницы математики о знаменитых земляках - О Осиповском из деревни Осипово Ковровского района, книга которого «Курс математики» стала первым в России учебником на русском языке. Другой земляк – астроном и математик С. Румовский (1734) из деревни Старый Погост близ Владимира, основал Казанский университет и был одним из первых русских академиков.

Три десятка работ по преподаванию математики в активе И. Александрова (1856), его труды издавались в Германии и Франции. А именем А. Барсукова (1891), ставшего деканом физико-математического факультета МГУ, названа одна из ковровских школ. И, наконец, уроженец села Власовское Покровского уезда (1868) профессор А. Власов, автор «Курса высшей математики» (1914) достиг таких высот, что сам великий академик А. Колмогоров назвал его своим учителем.

Как это часто бывает, любимая школьная учительница определяет своим предметом профессиональный путь ученика. К тому же В. Бахирев был овеян славными именами земляков-математиков, носителей т.н. точной науки. А точность расчетов – залог точности стрелкового оружия, на чем и стоял, да и стоит Ковров. Не рискну, конечно, назвать нашу область колыбелью математики. Возможно, найдутся желающие. Но что наша земля самая заботливая ее кормилица, согласитесь – это бесспорно. Даже в наше время область часто звучит в исторических исследованиях. Так в разделе математики, звучит именами своих земляков - вязниковцев: выдающегося академика Е. Мищенко (1922-2010), одного из создателей современной «Математической теории управления», а также общепризнанного вундеркиндом - вязниковца Д. Хмелёва (1976), работавшего в США, недавно так рано скончавшегося, но буквально сказавшего новое, яркое слово и тем оставшегося в истории математики «Лингвоанализом Хмелёва».

И в усилении позиции надо вспомнить ещё одного из владимирских гениальных Зворыкиных - Н. Зворыкина (1854), магистра математических наук (ученика А. Столетова), который увлечённо трудился над прибором по передаче электрических сигналов. Замечу, ещё задолго до изобретения радио А. Поповым! К слову вот такая «зворыкински – левитановская» оказалась наша область!

Сегодняшний Ковров сохраняет лицо колыбели боевых ракет и даже не прочь осваивать ряд изделий космического назначения на новых специализированных КБ и заводах.

Буквально в последние годы стал возвышать область созвучный Коврову Покров. Еще не все раскусили термин «нано», а в древнем Покрове уже знают с чем это «едят»! В городке, славящемся своими вкусными пряниками, собрались под эгидой правительства поделиться опытом ученые и инженеры. Судя по широкой прессе, за успехи в освоении нано-технологий покровчанам раздали по «прянику», хотя, полагаю, кому-то, как повелось, пришлось вкусить и «кнута». Для пользы дела! Во всяком случае, было однозначно отмечено новаторство и «колыбельность» Покрова в нано-технологиях, от которых, замыкая круг, отметим, что и авиация, и космос, и боевые ракеты станут намного «умнее», компактнее, результативнее. И… и… и…

***

Древняя Владимирская земля была всегда богата талантами. Есть они и сегодня. Об этом могут быть и другие издания.

Поделиться
с друзьям