Авионика и вооружение

Евгений Александрович ФЕДОСОВ научный руководитель ФГУП «ГосНИИАС», Герой социалистического труда, академик РАН

ГОСУДАРСТВЕННОМУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМУ ИНСТИТУТУ АВИАЦИОННЫХ СИСТЕМ – 75 ЛЕТ

0_ФЕА_госнии ас.jpg

Научные направления, связанные с созданием авиационного вооружения, относятся к наиболее сложным в современном самолётостроении. Обеспе­чение выполнения той или иной боевой функции совре­менным боевым авиационным комплексом требует увязки летно-технических характеристик самолёта в динамике его движения, сложных информационных радио- и оптоэлектронных бортовых систем, опреде­ляющих координаты воздушных и наземных целей, большого набора приборов, измеряющих положение самолёта в пространстве и по отношению к воздушному потоку для решения задач навигации и пилотирования самолёта и выдачи необходимых данных для решения задач воздушной стрельбы, бомбометания и опреде­ления зон пуска управляемого ракетного оружия.

Процессы, связанные с динамикой полёта самолёта, процессы измерения и обработки информации о положении цели и атакующего самолёта имеют совер­шенно различную физическую природу. Поэтому наука об авиационном вооружении требует перейти, как теперь принято говорить, в «виртуальное» пространство, в котором разные по своей природе физические процессы объединены единым понятием информаци­онного процесса для выполнения той или иной боевой задачи. Только в этом случае можно говорить об оценке боевой эффектив­ности современного авиационного боевого комплекса, изучить динамику боевой системы, точность наведения авиационного оружия.

После окончания Великой Отечественной войны прошло меньше года, когда вышло Постановление Прави­тельства СССР от 26.02.46г. за №473-192 о развитии НИР и ОКР по авиационной технике, в котором была оговорена организация института авиационного вооружения. В развитие этого документа вышел приказ Министерства авиационной промышленности №290 от 13.05.46г., которым предписано формирование на базе лабора­тории № 4 ЛИИ отдела вооружения № 82 НИИ-1 МАП и части Бюро Новой Техники ЦАГИ нового НИИ-2 в системе 7-го ГУ МАП. Тем же приказом институту была выделена собственная база - вспомогательные помещения и ангар завода №134 МАП по Ленинград­скому шоссе общей площадью 1884 кв. м. Штат института составлял всего 100 человек. В 1946 г. институту передан лесхоз в посёлке Фаустово под строительство полигона.

Организатором и первым руководителем НИИ-2 стал генерал-майор авиационно-технической службы авиации, участник нескольких войн, возглавлявший до этого 7-е ГУ МАП – управление опытного самолё­тостроения – Павел Яковлевич Залесский. Институт он возглавлял в 1946-1951 гг. В январе-марте 1951 г. и.о. начальника НИИ-2 был В.Е.Руднев. С марта 1951 г. по июль 1970 г. институт возглавлял В.А.Джапаридзе (ранее - начальник лаборатории ЦАГИ). Более 35 лет, с августа 1970 г. по февраль 2006 г. руководителем института был академик РАН Е.А.Федосов. С марта 2006 г. по 2019 год институтом руководил академик РАН С.Ю. Желтов. В настоящее время институтом руководит С.В. Хохлов, который ранее возглавлял Департамент радиоэлектронной промышленности Министерства промышленности и торговли.

ГосНИИАС_руководители.jpg

Институт с первых дней своего существования активно включился в строительство новой боевой авиационной техники. Это было бурное начало новой эры реактивной авиации. Очень скоро истребительная авиация преодолела звуковой барьер. Перед авиаци­онным вооружением встали сложные проблемы стрельбы и пуска оружия с платформы, двигающейся со скоростью больше скорости звука. До сих пор даже пушечный снаряд не раз­вивал подобной скорости.

Основным методом научных иссле­дований были натурные летные испы­тания, где необходимо было изучить поведение самолёта и оружия в новых условиях. В принятые на вооружение истребители МиГ-15, МиГ-17 и МиГ-19 сотрудники НИИ-2 вложили очень много труда по отработке и испытаниям пушечного вооружения.

В 1946-1949 гг. институт проводил работы по отработке и испытаниям системы вооружения с пушкой Б-20Э главного конструктора М.Е. Березина для бомбардировщика Ту-4. За отработку систем вооружения этого самолёта ряд сотрудников института получил правительственные награды.

Именно при отработке синхронно следящих приводов пушечного вооружения в институте стали развиваться научные направления, связанные с автоматическим управлением. В первые годы деятельности в институте проводились и опытно-конструкторские работы. Коллективом разработ­чиков под руководством Г.Я. Дилона, а впослед­ствии В.П. Голикова была создана и сдана на воору­жение первая реактивная воздушная торпеда РАТ-52. В институте с 1946 г. создавался первый отече­ственный снаряд класса «воздух-воздух» под руководством Э.Н. Кашерининова, но он настолько опережал возможности того времени, что эта тема не была доведена до конца. С 1947 г. под руководством В.А. Малышева проводились работы по радио­дальномеру «Гамма», предтече радиолокационных авиационных прицелов и бортовых радиолокаци­онных станций. В дальнейшем сочетание научно-исследовательских работ и переход их в опытно-конструкторские работы по принципиально новым видам оружия стали характерным почерком института.

Первое десятилетие жизни института самое трудное. Ещё нет готовых теорий и методик научных исследований, ещё очень слабая экспериментальная база. Но наши первые научные лидеры - В.Е. Руднев, Ю.Л. Карпов, Ю.Л. Мешковский, Е.И. Чистовский, И.А. Богуславский, Ю.И. Топчеев, Ю.Б. Гермейер и многие другие (просто невозможно всех перечислить) - с честью справились с научными проблемами, стоявшими перед институтом, и создали научные основы будущих научных школ: теории самонаведения, теории эффективности, теории живучести, теории следящих приводов стрелкового вооружения и проблем совмести­мости оружия и самолёта. В конце первого десятилетия и в начале второго институт начинает осваивать совер­шенно новые направления – создание управляемого авиационного оружия и автоматизацию процессов перехвата и воздушного боя.

02_Первые здания института_госнии ас.jpg

Первые здания института

Постановлением ЦК КПСС и СМ № 2543-1224 от 30.12.54 г. НИИ-2 был определен ведущей органи­зацией по научно-исследовательским работам в области создания управляемых ракет класса «воздух-воздух». Приходит новое молодое поколе­ние, которому и предсто­ит развивать новые направления. Это поколение уже достаточно хорошо подготовлено в теории управления и быстро осваивает проблемы управляемого оружия.

04_RAT52_госнии ас.jpg

Ил-28Т с торпедой РАТ-52

Именно в 1955-1958 гг. создается современная теория самонаведения, статистическая динамика управляе­мых снарядов и нестационарных про­цессов, нелинейная теория управле­ния и т.д. Начинают бурно развивать­ся методы математического и полуна­турного моделирования. В институте создаются сложные стенды полуна­турного моделирования систем авто­матизации перехвата воздушных целей «Ураган-1» и «Ураган-5», а также стенды для отработки первой самонаводящейся ракеты класса «воздух-воздух» К-8.

Второе десятилетиеэто быстрый количе­ственный рост сотрудников института, в основном за счет молодых специалистов. Большую роль в развитии института, становлении базы моделиро­вания, дальнейшего строительства лабораторных и производственных корпусов в Москве и базы полигона в поселке Фаустово сыграл Виктор Арчилович Джапаридзе – начальник института в этот период. Именно он сделал ставку на молодое поколение научных работников. Он был первым начальником базовой кафедры Физико-технического института, выпускники которого стали во главе многих новых научных направлений в институте.

Второе десятилетие работы инсти­тута совпало с созданием второго поколения реактивной авиации и его управляемого вооружения: самолеты Су-9, Cy-11, Су-15, МиГ-21, Ту-128, Як-28, ракеты К-5М, К-8, К-80, К-9, КСР-5, КСР-5П - вот далеко не полный перечень систем, над которыми тру­дился институт.

Этот период деятельности института характерен еще и тем, что здесь формируется понятие боевой системы и системного подхода к проектирова­нию боевой авиации. Ставший сегод­ня общепри­нятым, такой подход не всеми тогда понимался и не всеми принимался. Все еще главной счита­лась эволюция развития самолета, и лозунг «быстрее всех, дальше всех и выше всех» был определяющим, хотя ЛТХ самолета не были определяющи­ми в боевой эффективности. На пер­вое место выходят информа­ционные системы, системы управления воору­жением и управляемое оружие.

Третье десятилетиеэто напряжен­ная борьба на переднем крае «холод­ной войны», переходящей в воору­женную борьбу в «горячих» точках. Непре­рывные арабо-израильские конфликты, а затем и вьетнамская война впервые столкнули нашу бое­вую авиацию с авиацией США. Вскры­лись многие недочеты и просчеты, особенно – недооценка роли фронто­вой авиации в современной воору­женной борьбе.

Институту пришлось изрядно моби­лизоваться. Десяти- и двенадцатича­совой рабочий день был нормой для большинства сотрудников института. Именно в этот период закладываются системы вооружения самолетов Су-24, Су-17, МиГ-23, МиГ-27 и МиГ-25, вер­толета Ми-24. Это уже не отдельные прицелы и приборы, а интегрирован­ные комплексы управления вооруже­нием, когерентная радиолокация и доплеровские головки самонаведения ракет класса «воздух-воздух», пер­вое поколение высокоточного оружия класса «воздух-поверхность» с ла­зерным и телевизионным самонаведе­нием. В этот период создается самое большое количество управляемого авиационного вооружения: ракеты класса «воздух-воздух» К-2З, К-24, K-60, К-40; ракеты класса «воздух-поверх­ность» и управляемые бомбы Х-23, Х-25, Х-29, Х-28 и Х-58, Х-59, КАБ-500, КАБ-1500. Молодые специ­алисты и ученые, пришедшие в институт в конце 50-х – начале 60-х годов, возглавили эти работы.

05_МиГ-23_госнии ас.jpg

Ракеты класса «воздух – воздух» на подкрыльевых и подфюзеляжных пилонах МиГ-23

Этот период работы характеризует­ся и значи­тельным участием института в летных испытаниях. В ГНИКИ ВВС создается экспедиция института, и нам передается головная роль по мини­стерству, которая до сих пор принад­лежала ЛИИ. Наш труд был многократ­но отмечен правительственными наградами, Ленинской и Государствен­ными премиями. Активно работает кафедра Физико-технического института, и в коллектив института вливают­ся «физтехи». «Молодая кровь» вносит высокую математическую культуру в научные работы института.

Четвертое десятилетие это время наивысшего расцвета работ института, вершина нашей деятельности. Инсти­тут сыграл значительную роль в созда­нии систем вооружения таких теперь всемирно известных самолетов, как МиГ-29, Су-27, Ту-160, вертолетов Ка-27, Ка-50. Они признаны во всем мире как лучшие летательные аппараты, превос­ходящие зарубежные аналоги.

Мы гордимся, что наш труд влился в разработки многотысячных коллекти­вов ОКБ им. Микояна, Сухого, Туполева, ОКБ «Вымпел», ДКБ «Радуга», НПО «Фазотрон» и «Ленинец», ЛКБ «Электро-автоматика», НПО «Авиаприбор», НИИ «Агат», ЦКБ «Геофизика» и мно­гих других коллективов авиастроителей. В этот же период институт вложил много сил в создание систем зенитных ракет С-300В, «Бук-М2», «Бук-М3» и системы ПРО.

Особенно хотелось бы отметить соз­дание с участием института крылатых стратегических ракет Х-55 для самоле­тов стратегической авиации Ту-95МС и Ту-160. Практически именно вследствие этих работ страна стала обладательницей стратегической триады. Наличие авиационной составляющей дало возмож­ность СССР вести равноправный диалог с США по сокра­щению стратегических ядерных вооружений. Страна, наконец, обеспечила полный паритет, как по ядерным, так и по обычным видам вооружений со странами НАТО.

За большой вклад в развитие боевой авиации и систем вооружения институт награждается орденом Трудового Красного Знамени и входит в итоге в пятерку ведущих научных авиационных центров страны. В институте и его филиалах работают более 9000 человек, четыре базовых кафедры (МФТИ, МАИ и МИЭРА) готовят кадры молодых специалистов, работает своя аспирантура, и два ученых совета присуждают ученые степени кандидата и доктора технических наук. Всего в институте трудятся в тот период более 30 докторов и около 500 кандидатов технических наук. Это 10% всех дипломированных ученых МАПа.

06_Орден_госнии ас.jpg

Вручение институту ордена Трудового Красного Знамени
министром авиационной промышленности В.А. Казаковым. 1977 г.

Институт создал самую совершенную в стране базу полунатурного моделирования и испытаний на эксплуатационные воздействия, самый крупный вычислительный центр страны. Хотелось бы отметить решающую роль в научных работах института цифровой вычислительной техники. Мы были пионерами в стране в этой области, являясь одними из первых пользова­телей БЭСМ-l. Мы создавали первые моделирующие комплексы с цифровыми супер ЭВМ того времени.

В этот период достигают своего наивысшего развития и работают хорошо налаженное опытное производство и инфраструктура инженерных служб, определяющие создание и эксплуатацию экспериментальной базы института. Бурно продолжается строительство новых корпусов. Институт приобретает современный облик. Информационные службы института выпускают пользующиеся большим спросом и авторитетом обзоры развития иностранной техники и Труды института. Можно ещё много говорить о результатах четвертого десятилетия. Действительно, теперь уже можно утверждать, что четвертое десятилетие жизни института – это его вершина! Средний возраст работников института – самый творческий, он совпадает с возрастом самого института.

Пятое десятилетиеэто наиболее трудное время как для страны, так, естественно, и для института. Нача­лась перестройка. Институт с энту­зиазмом поддержал апрельские высказывания Горбачева, они были созвучны тому, чем мы занимались, а именно новой техникой, наукоемкими технологиями. Мы были хорошо подготовлены, чтобы осваивать компью­терную и микроэлектронную технологии, инфор­матику, системы автоматического проектирования и конструирования. Именно в направлении развития этих технологий и были сосредоточены усилия ученых и инженеров института в эти годы. Молодые выпускники Физтеха, а также пришедшие в инсти­тут новые кадры электронщиков, спе­циалистов по микро­электронным тех­нологиям начали готовить хороший научно-технический задел для суще­ственного опере­жения в развитии систем оружия 5-го поколения боевой авиации. Идёт строительство последнего, 30-го корпуса, создаются технологические позиции микроэлектронного производства. Отлично оснащена вычислительная база. Благодаря помощи лично министра институт приобретает наиболее совершенные образцы импортной вычисли­тельной техники. Вычислительный потенциал института возрос в тысячи раз и позво­лил создавать совершенно уникальные модели групповых боевых операций, овладевать сложными пакетами про­грамм для проекти­рования микроэлектронных заказных схем.

Институт еще по инерции набирает свой научный потенциал. Но события начала 90-х годов, распад СССР, смена общественного и экономического уклада в России поставили прикладную науку бывшего СССР на грань ката­строфы. Было практически приостановлено финансирование из государ­ственного бюджета. Ликвидировано отраслевое построение экономики страны. Окончание «холодной войны» поставило перед институтом совер­шенно другие задачи. Мы должны были в кратчайшие сроки найти новые направления научной деятельности уже в гражданской области.

Сложно перестроить завод. Но если не меняются технологические процессы, завод может перейти на выпуск гражданской продукции путём смены технологической оснастки. Менять квалификацию рабочих не нужно. Сложнее с конструкторским бюро, но и здесь процесс перестройки не столь радикален, если не меняется основной профиль деятельности. А, как известно, авиационная промышленность СССР всегда, помимо военной, выпускала и гражданскую продукцию. В какой-то мере для ЦАГИ, ЦИАМа, ВИАМа и ЛИИ надо было перенести акценты на гражданскую авиацию, которой они всегда занимались.

Наиболее трудно было нам. У нас все 100% объёмов были посвящены военной авиации. Причём мы занимались в основном системами вооружения боевой авиации. Системы гражданской авиации – это совер­шенно иное. Здесь мы имеем дело с транспортным процессом, обладающим целым рядом особен­ностей, которые были для нас «терра инкогнита». Дело усугублялось ещё тем, что рынок гражданской авиации был поделён, и нас никто не ждал. Но мы смело взялись за новое дело. В какой-то степени институт всегда брался за новые технологии, поэтому особого страха не было. Наиболее близкими были нам проблемы авионики гражданского самолёта. И здесь нам протянул руку помощи наш сосед - коллектив ОКБ им. Илью­шина, доверив работу над самолетом Ил-96М/Т. Эту работу мы начали вести совместно с амери­канской компанией Рокуэлл Коллинз, и это очень много дало нам в овладении технология­ми авионики гражданского самолета. В кратчай­ший срок, в течение года, для этого был создан коллектив нового отделения. Благодаря этому коллективу мы прочно вошли в новую для нас область.

Вторая область – это управление воздуш­ным движением. Здесь мы сразу стали ориенти­роваться на принципиально новое техническое направление, а именно на спутниковую навига­цию и связь.

Начали заниматься ин­формационными компью­терными системами аэропортов. Это системы резер­вирования и про­дажи билетов. Здесь все строится на так называемых технологиях штрихового кодиро­вания, которые нашли широкое применение практиче­ски повсеместно. В результате мы получаем за­казы от МИД на создание компьютерных систем выдачи виз и от Министерства обороны - на разработку удостоверения военнослужащего. Новые информаци­онные технологии поставили перед институтом совер­шенно новые задачи. Мы должны не просто разра­ботать технологию, но и создать законченный продукт, и сдать его «под ключ». Пока мы довольно уверенно справ­ляемся с этими новыми задачами, но теперь наше производство должно ориентироваться не только на внутренние потребности, но и на внешний рынок.

Опыт и знания, накопленные институтом в военной авионике, позволили ему наладить военно-техническое сотрудничество с Китаем, Индией и Францией. Сегодня институт имеет государственный оборонный заказ в пределах 25-30%, а остальные объёмы падают на конверсионные направления.

Большой научный потенциал института, его авторитет в научных кругах был признан и Правитель­ством России. В 1994 году нам присвоен статус Государ­ственного научного центра Российской Федерации.

Конечно, годы перестройки нанесли нам ощутимый урон. Мы потеряли наши филиалы. Одни из них остались в странах СНГ, а подмос­ковный филиал – полигон в Фаустово – выде­лился в самостоя­тельное Государственное ка­зенное предприятие. Это вынужденная мера, так как оборонная тематика не позволяет обес­печить необходимые объемы для сохранения этой уникальной базы.

Рыночная экономика сманила у нас много мо­лодежи в коммерческие структуры, это очень ощу­тимая потеря. Сегодня, как никогда, необходимо привлечь молодежь к работам института.

Но, к счастью, наши базовые кафедры ра­ботают. Молодежь в последние годы начала активно поступать в вузы на технические специ­альности, и мы надеемся постепенно «обрастать» молодым пополнением, а костяк пока еще сохранен.

В эти годы менялось название института. В 1966 г. НИИ-2 по инициативе В.А. Джапаридзе был переиме­нован в ИТК (институт теоретической кибернетики), что было данью моде того времени и не определяло суть работ института. В 1970 г. институт получил название НИИ авто­матических систем (НИИАС), а вскоре­ - НИИ авиационных систем (НИИАС). В 1990 г. приказом МАП институт получил название ГосНИИАС, а с 1994 г. - Государственный научный центр ГосНИИАС.

Шестое десятилетие

Резкое сокращение объемов оборонного заказа заставило перестроить еще в начале 90-х годов институт на конверсионные направления. Но работы в интересах боевой авиации и авиа­ционного воору­жения остались основой работы института.

Научные заделы, созданные в конце 90-х годов по модернизации самоле­тов МиГ-29 и Су-27, которые были закрыты в 91-92-х годах, были использова­ны в создании экспортных самолетов по заказам Индии и Китая. Это самолёты МиГ-29СМ, МиГ-29СМТ, Су-30МКК и Су-30МКН.

07-МиГ-29_госнии ас.jpg

Истребитель МиГ-29

Институт внес очень большой вклад в создание и отработку многоканаль­ных систем управления вооружением «воздух-воздух» на базе нового поко­ления БРЛС со щелевой антенной («Копье» и «Жук») и антенной с элек­тронным управлением лучом («3а­слон» и «Барс»). Одновременно вне­дрение в системы обработки сигналов этих БРЛС методом «доплеровского обужения луча» и «синтезирования апертуры» с применением процессо­ров быстрого преобразования Фурье позволило получить режимы высокого разрешения изображения земной поверх­ности, облучаемой БРЛС. Это дало возможность получить одновре­менно режимы «воздух-воздух» и «воздух-поверхность».

Так появились многофункциональные истре­бители. Особо надо отметить работы института над мо­дернизацией самолета МиГ-21бис для индий­ских ВВС. Этот самолет 2-го поколения реактив­ной авиации путем установки новой системы управления вооружением и нового поколения оружия «воздух- воздух» и «воздух-поверх­ность» по боевой эффек­тивности не уступал са­молетам 4-го поколения. Учебные воздушные бои, проведенные индийскими ВВС и ВВС США, показали, что модернизированный МиГ-21 не уступал в ближнем бою прославленным самолетам США F-15 и F-16. Были проведены работы над определением концепции самолета-истребителя 5-го поколения (программа ПАК ФА), над которым мы успешно трудимся совмест­но с ОКБ им. Сухого в настоящее время. Большой вклад внесли сотрудники института в отработку методом полунатурного моделирования самолета Су-34.

Большие объе­мы работ выполнены и по авиацион­ному оружию. Совместно с коллекти­вом МКБ «Вымпел» успешно идут работы над ракетами К-77, К-73 класса «воздух-воздух» и их дальнейшим развитием.

В кратчайшие сроки при головной роли ГосНИИАС была отработана бомба КАБ-500С с автономной систе­мой управления и коррекцией от навигаци­онных спутниковых систем ГЛОНАСС и «Навстар». Эта бомба обеспечивает поражение наземных целей с известными координатами все­погодно, всесуточно, с любых высот, и в одном бомбовом залпе поражает несколько целей.

На стендах института также проводилась отработка ракет Х-З5, Х-31П и Х-31ПМ.

Работы над новым поколением БРЛС на самолетах семейства МиГ и Су про­водились под непосредственным руководством первого заместителя Генерального директора, доктора тех­нических наук П.В. Познякова, а рабо­ты по самолету Су-З4, ракетах Х-55, Х-35 и бомбе КАБ-500С – под руководством первого заместителя Генераль­ного директора, профессора, доктора технических наук В.А. Стефанова.

09_ Х-55_госнии ас.jpg

Ракета Х-55 под крылом самолёта-носителя Ту-95МС

Вторым научным направлением, над которым работает институт в настоя­щее время, являются работы по тема­тике гражданской авиации. Под руководством начальника подразделения д.т.н. Л.В. Вишняковой была создана уникальная имита­ционная модель управления воздушным движением над территорией Российской Федера­ции. Эта модель позволяет проводить уни­кальные работы по планиро­ванию воздушного движения, его реструкту­ризации и разработке оптимальных маршрутов. Подобная модель есть только в США для своего воздушного пространства.

В отделении, руководимом Г.А. Чуяновым, прово­дятся рабо­ты над интегральной модульной авионикой, которая является основой авионики гражданских самолетов XXI века.

Третьим научным направлением института в настоящее время являют­ся информационные технологии. Институт внедрил в работу МИД РФ информационную паспортно-визовую компью­терную систему. Работа была отмечена Государ­ственной премией. В настоящее время ведется большая работа по модернизации этой систе­мы в связи с внедрением биометриче­ских данных в новое поколение пас­портов.

08_КИМ_госнии ас.jpg

Имитационное моделирование системы организации воздушного движения

Большие работы ведутся в институте по обработке информации при иденти­фикации объектов разной природы, что характерно для разведывательных систем и в контртеррористических опе­рациях. В задачах управления и наве­дения все более значимым является внедрение «искусственного» зрения. Эти сложные информационные техно­логии развиваются под научным руководством академика РАН С.Ю. Желтова.

Седьмое десятилетие

Окончательно сформировались науч­ные направ­ления, над которыми рабо­тает институт в настоящее время.

Кроме того, последние десятилетия институт стал обращать внимание на исследования соответству­ющего аппарата по проектированию современных сложных систем вооружения, но и не только воору­жения. Если говорить про гражданский самолет, то имеется в виду весь комплекс авионики самолета. Произошла цифровизация всех режимов полета и боевого применения, поэтому роль программи­рования и разработанных программ стала опреде­ляющим фактором, потому что все функциональные задачи, которые решает современный самолет, он решает через созданные программы. А вот как программировать, как автоматизировать процесс программирования, как автоматизировать процесс контроля программ, поиск ошибок и т.д., эта область практически не развивалась в нашей стране. Наш институт участвует в проектировании, наша направленность – отработка самолетов, систем обору­дования и вооружения. Но мы столкнулись с тем, что все технологии компьютерного проектирования не отече­ственные, а куплены за рубежом – все пакеты программ, всевозможные САПРы, начиная с нормативной базы. Наш институт придерживается такой политики, что нужно присоединиться к мировой нормативной базе, а не придумывать свою, так как самолеты летают не только над территорией России, но и над всем миром. Тем более что мы хотим продавать наши самолеты на мировом рынке, поэтому надо брать нормативную базу зарубежную или делать свою, максимально корре­лированную к зарубежной базе. А когда мы говорим о технологии проектирования, то это очень сложный программный продукт. У нас более-менее освоены продукты, связанные с конструированием. Но опять же, это не наш продукт, наши авиационные предприятия используют продукт фирмы Сименс – это САПР.А проектирование – это широкое понятие, необходимо не только спроектировать систему, но и ее отработать. Наш институт больше всего беспо­коится об авионике, об оборудовании, о приборных комплексах, которые все больше усложняются. Техно­логии, связанные с проектированием программного обеспечения, с отладкой программного обеспечения, с поиском ошибок в программе, с сертификацией, должны быть максимально автоматизированы. Все технологические программы закуплены, все они закрыты и разработаны на своих операционных системах. Сегодня, когда мы попали под санкции, то, естественно, удар нанесен в эту область. Все техно­логическое программное обеспечение в основном производится американскими фирмами. В Европе была одна самостоятельная фирма, которая вошла в состав Талеса. Например, ЦК ОАК использует опера­ционную систему MACS2 OS фирмы Талес, Ульяновское конструкторское бюро, которое делает часть обору­дования для МС-21, – операционную систему VxWorks фирмы Elbit. Никаких российских разработок в этой области нет. Весь пакет программ, который работает на МС-21, полностью импортный. Задача номер один для института – создание программных продуктов на проектирование программ функций управления. Мы решили создать интегрированную автомати­зированную информационную среду управления жизненным циклом проектов авиационных систем «АИСТ» (Автоматизированная информационная среда технологий). Цель проекта – сократить издержки, повысить производительность и качество, обеспечить сертифицируемость критичной по безопасности продукции предприятий авиационной промыш­ленности, заместить зарубежные комплексные системы автоматизации (Siemens, Catia, РТС, IBM). Появилось жесткое требование компьютерной безопасности. Эта задача намного сложнее ИМА, я имею в виду создание комплекса пакетов программ, позволяющих «оцифровать» все процессы управ­ления по всему жизненному циклу создания и после­продажного обслуживания самолета. Во всем мире перешли к созданию подобных глобальных систем. Таким образом, рождается интегрированная система, автоматизирующая процесс всего жизненного цикла с единой базой данных для всей авиационной промышленности. Единственное, где мы продви­нулись довольно удачно, – это работы по нормативно-методическому обеспечению, по разработке и серти­фикации самой системы.

10_УРВВ_госнии ас.jpg

Образцы ракет класса «воздух – воздух», созданных при участии ГосНИИАС

11_УРВП_госнии ас.jpg

Образцы ракет класса «воздух – поверхность», созданных при участии ГосНИИАС

Вопрос компьютерной безопасности – очередная проблема, которая встала перед конструкторами авиационной техники, но не только авиационной, такая же проблема и в производстве, ведь все процессы на заводах автоматизируются. Везде, где стоят компьютеры как управляющий элемент, возникает проблема компьютерной безопасности. Компьютерная безопасность становится проблемой номер один. В нашем коллективе также идет работа в этом направлении.

Интересны выступления европейцев и амери­канцев о самолетах шестого поколения. При этом разговор идет только о программах, они повышают интеллект управления самолетом на всех режимах и видят в этом главную перспективу. Они полностью пересматривают идеологию цифрового проекти­рования. Нас это должно насторожить, потому что мы в этом направлении отстаем.

12_ВВП-стенд_госнии ас.jpg

Президент РФ В.В. Путин знакомится с работой стенда виртуального прототипирования на авиасалоне МАКС-2019

Институт успешно трудится в год своего 75-летия, он адаптиро­вался к современной сложной обста­новке. Институт – это сплав научных кадров, совре­менных научных знаний, инженеров и рабочих, квалифициро­ванного управленческого персонала. Мы – дружная команда, и перед нами большое и интересное будущее.

Источник: журнала "Крылья Родины" №1-2 за 2021 год

Поделиться
с друзьям